Воронежская епархия в первые годы советской власти.

Перед революционными событиями 1917 года Российская Православная Церковь была мощным религиозным и общественным институтом [1].

Представление о положении Воронежской епархии мы получаем из обязательного ежегодного отчета Преосвященного. Последний такой отчет поступил уже после февральской революции – 30 марта 1917 г. Через строки документа не прослеживается какой-либо ощущения грядущей смуты. Владыка в истекшем году совершил плановый осмотр епархии [2], Духовная Консистория работает в отремонтированном помещении, благочинные не менее двух раз в год осматриваются церкви. Тревожный звоночек виден в словах «Охрана церквей во многих местах оставляет желать лучшего. Поэтому случаи хищения из церквей бывают нередки» [3], но выводы не были сделаны. Количественные показатели деятельности епархии изложены в Приложении I.

В официальных документах Россия провозглашалась, как православная страна, в которой население с радостью посещает храм, где возносятся молитвы Богу за Царя и Царствующий Дом. На деле же, как замечали духовенство, в том числе и воронежское, молитве в храме народ предпочитал синематограф [4], в пренебрежении остаются кладбища, где пасется скот, а в целом крестьяне относятся к Церкви хуже, чем интеллигенция [5].

Опасные тенденции были заметны сразу после отречения императора Николая II с сыном от престола – при Временно правительстве. Начались стихийные движения крестьян, в некоторых селах захватываются помещичьи имения и земли [6]. Пользуясь ослаблением вертикали власти, крестьяне выплескивают накопившуюся ненависть к режиму; доставалось представителям местной власти и духовенству, которое было традиционно близко к ей [7].

В первые месяцы после Октябрьской революции был реализован политический проект укрупнения областных объединений, так в Московскую область вошло до 17-ти губерний, среди которых и Воронежская [8]. Эта мера, так же как и создание революционных комитетов было политической мерой с целью удержания власти. Укрупнение областей должно было способствовать эффективной коммуникации центральных и местных органов власти, доведение решений центральных властей до низовых структур. Прямое сообщение должно было усилить деятельность низовых структур. Другой важной задачей было сконцентрировать силы для установления диктатуры пролетариата на всей территории страны. 23 декабря 1918 г. ВЦИК специальным постановление «Об областных объединениях» упразднил Московское областное объединение.

Летом 1917 г. революционными советами, как считается, впервые был арестован архиепископ Воронежский Тихон (Никаноров) и отправлен в Петроград для расследования его контрреволюционной деятельности. «Путеводитель по архивным материалам» упоминает только об отношении Воронежского Совета в губкомитет с предложением арестовать архиепископа и отправить его в распоряжение Петроградского Совета [9]. Н. С. Сапелкин ссылаясь на сохранившиеся воспоминания современника этих событий, пишет, что арест последовал в ответ на жалобу священника Шакина в Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов о контрреволюционных действиях архиепископа [10]. 8 июня 1917 г. Архиепископ Тихон был направлен в Петроград, а уже 14 июня отпущен после заявления Синода о правомочности его действий.

4 марта 1917 г. избран Воронежский Совет рабочих депутатов из представителей заводов г. Воронежа. Место собрания определено бывшим Домом губернатора. Общественно-политическая ситуация, сложившаяся в г. Воронеже и Воронежской губернии в феврале – декабре 1917 г., отличались нестабильностью и многовластием. Наряду с губернским и уездным комиссарами, земскими и городскими органами самоуправления, земельных и продовольственных комитетов, сформированными по распоряжению Временного правительства, в г. Воронеже и уездах действовали, по инициативе местного населения, различные общественные организации и партийные комитеты политических партий. Исполнительные комитеты (бюро, советы, президиумы) общественных организаций на объединенных заседаниях контролировали и корректировали деятельность правительнных учреждений, изменяли их составы, участвовали в назначении должностных лиц губернии, тем самым, заявляя право на получение властных полномочий. <…> В состав названных исполнительных органов первоначально входили представители кадетов, эсеров, народных социалистов и социал-демократов» [11].

Городские и поселковые Советы после Февральской революции были образованы в первую очередь и это произошло раньше, чем образование уездных и волостных органов власти, что понятно, так как именно в городах сосредоточено производство и рабочие, которые были костяком революции. До Великого Октября городские Советы были сосредоточены на политических лозунгах и агитации трудящихся и носили название Советы рабочих и солдатских депутатов, а с учреждением уездных и волостных Советов стали называться городскими Советами.

После Октябрьской революции именно городские Советы взяли на себя функцию управления уездными и волостными Советами. Их властные функции, таким образом, распространились на территорию всей Воронежской губернии, через них проводились первые революционные решения [12]. А в течение 1918 г. на первое место выдвинулся Воронежский губисполком, тогда как горисполком занял соответствующее место рядом с уисполкомами (в конце 1920 г. горисполком объединился с губисполкомом).

С января 1918 г. на уровне губернского центра создавались отделы: управления, юстиции, земельный, продовольствия, финансовый, почт и телеграфов и др. Периодически действовали военная и чрезвычайная комиссии, что связано с необходимостью противодействия интервенции и Гражданской войны.

В ведении экстренных органов власти оказывались военное руководство, хозяйственное управление, исполнительная и судебная власть. На уровне уездов также создавались хозяйственные и судебные отделы, а вот создание военных и чрезвычайных комиссий не предполагалось, в большинстве случаев, поскольку территория уезда была небольшой. На уровне волостей отделов или не создавалось вообще и тогда их функции распределялись среди членов Совета, либо количество отделов и комиссий было не более пяти [13].

В годы Гражданской войны вопрос подчинения решался исходя из целесообразоности и местные органы власти могли быть в двойном подчинении (центральным и губернским органам власти) или вовсе выполнять распоряжения центральных структур. После 1920 г. такая система были упразднена и выстроена более стабильная: губерния-уезд-волость.

Волостные органы власти после принятия Конституции 1918 г. были местом столкновений интересов советской нарождающейся системы власти и старой бюрократии, купечества и других. Именно с 1918 г. началось создание комитетов бедноты на которых опирались местные Советы, проводя политику диктатуры пролетариата.

Комитеты бедноты были образованы декретом ВЦИК от 11 июня 1918 г., которые не рассматривались как органы власти. В их обязанности входило:

  1. Распределение хлеба, сельскохозяйственных орудий, который зачастую были в руках зажиточных крестьян и помещиков.
  2. Содействие в изъятии продуктовых излишков.

Действие комбедов указанным декретом было предусмотрено только на уровне волостей и сел. На практике они также создавались в уездных и губернских центрах. В силу активной социальной позиции пусть даже и без делегирования властных полномочий от государства беднота взяла на себя роль контролера составов первых местных Советов путем их роспуска и переизбрания.

Нужно найти материал по ситуации в Воронежской губернии и добавить ссылки.

Создание сельских комбедов привело к ликвидации сельских Советов, которые еще не взяли на себя роль органов исполнительной власти Советской республики. На уровне волостей ситуация была вариативна. В отдельных случаях распускались Советы, в других действовали параллельно с ними, а в других вытесняли волостные Советы и становились на их место. Два последних типа отношений были характерны для Черноземной полосы.

На уровне губерний и уездов комитеты бедноты входили в качестве отдела в состав губернских и уездных Советов. Потому как губернские и уездные Советы к моменту образования комбедов уже сложились как действующие чрезвычайные органы власти, то конфликта, как это наблюдалось на уровне волостей и сел, не было.

К концу октября 1918 г. сложились внешние условия для ликвидации комбедов – Гражданская война. Сложившаяся двойная система управления должна быть упразднена и взят курс на установление постоянных органов власти.

VI чрезвычайный Всероссийский съезд Советов, проходивший с 6 по 9 ноября 1918 г. постановил упразднить комбеды, как выполнившие свою историческую миссию [15]. Уездные и губернские комбеды упразднялись немедленно, а волостные и сельские действовали до перевыборов Советов и передачи средств и документации новым Советам.

На местном уровне, т. е. волости и села, линии влияния и действия различных органов власти: постоянных и временных, были сложными и переплетенным. Вероятно, не последнее слово было за сходами граждан «некоторые волостные и сельские сходы брали на себя чисто судебные функции – рассматривали общеуголовные и гражданские дела и выносили по ним свои судебные «приговоры», которые подчас немедленно приводились толпой в исполнение; о правильности предварительного и судебного следствия не могло быть и в этих случаях и речи. В эти примитивных судах часто играло решающую роль мимолетное настроение случайной толпы, предварительная агитация и спаивание самогоном со стороны заинтересованных лиц. Комиссариату приходилось вести упорную борьбу с такими «судами», не имеющими никакого идейного сходства с местными народными судами. Борьбу приходилось вести и с волостными судами старого типа, продолжавшими работать во многих местах губернии, несмотря на запрещение со стороны Губернского комиссариата юстиции» [16].

Роль сельских сходов нашла отражение в Конституции РСФСР 1918 г. и была доработана новым документом «Положение о сельских сходах» от 1920 г., которое отрегулировало новое положение и систему управления на уровне волостей [17].

Революция во многом выражала надежды верующих людей. После февральской революции 1917 г. в народе бурлило ожидание чего-то нового. Так в Воронежской губернии открывались многочисленные православные курсы и движения. Одно из них – Воронежское певческое общество, организованное любителями пения поющих в церквях или вне их. В уставе общества прописана реализация идейной и экономических задач. Под идейной задачей подразумевается открытие регентских училищ, краткосрочных курсов для певцов и регентов, организация духовных хоров при церквях, духовные и светские концерты с лекциями, запись духовных стихов, церковных напевов и т.д. [18] Подобным курсам и движениям предстояло действовать около года.

В это же время многие другие шли по пути грабежа и насилия. Церковь, церковное имущество и ее служители до недавнего времени охранявшиеся законом, уже с середины 1917 г., еще до издания известного декрета, ущемлялись в своих правах. Пока это происходило без санкции сверху, но уже стало понятно, что государство больше не будет относится к Церкви, как особой структуре.

Примером может служить, постановление Ольшанского волисполкома от 25 июля 1917 г. была захвачена церковная земля, а сельские общества рассматривали вопрос об удалении священников за половой разврат и контрреволюционную деятельность [19].

Декрет СНК «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», опубликованный 23 января 1918 г. провел красную разделительную черту между государством и религиозными организациями. Принципиально важно для нас знание того, что по этому законодательному акту все имущество церковных и религиозных общества объявляется народным достоянием. В случае, если у религиозных организаций есть потребность в прежнем их имуществе, то «здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ», вместе с тем эти организации лишены прав юридического лица [20].

25 января 1918 г. Всероссийский Поместный Собор, собранный в Москве, однозначно охарактеризовал принятый СНК декрет «коим узаконяется открытое гонение как против Церкви Православной, так и против всех религиозных обществ христианских и не христианских. Не гнушаясь враги Христовы лицемерно надевают на себя личину ревнителей полной религиозной свободы» [21].

Инструкция о проведении данного декрета в действие была опубликована лишь 30 августа 1918 г. и именно она внесла ясность в порядок передачи имущества и деятельности религиозных организаций.

Ст. 3 Инструкции прекращает деятельность любых благотворительных, просветительских и иных подобных учреждений, которая в ходе реализации своих уставных целей расходуют средства на религиозные цели с передачей их имущества в местные Советы Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов (далее – Советы) или отделы [22].

Представители религиозные организаций в чьем ведении находится храм и прочее религиозное имущество, специально предназначенное для богослужебных и обрядовых целей, обязано предоставить инвентарную опись в трех экземплярах в местные Советы.

Инструкция предусматривает, что регистрации приходских собраний и передачи имущества религиозным организациям численность прихода должна быть не менее 20-ти человек. Так впервые появляется термин «двадцатка», наличие которой станет обязательным в деятельности любого прихода на всем протяжении советского периода церковной истории. В принятой инструкции отражено участие местных жителей. В их присутствии местные Советы передают имущество в пользование религиозной организации и с их активного участия разрешается постройка новых храмов строго с соблюдением техническо-строительных правил.

Существуют пояснения и о правовых действиях в отношении «прочего имущества» под которым понимается «дома, земли, угодья, фабрики, свечные и другие заводы, рыбные промыслы, подворья, гостиницы, капиталы и все вообще доходные имущества» [23], оно подлежит незамедлительной передачи местным Советам. Данной инструкцией опубликован договор аренды, который подлежит заключению с представителями религиозных организаций.

На практике, исполнение внедрение данного декрета и инструкции об отделении Церкви от государства и школы от Церкви на территории Воронежской епархии продлилось в течение всех 1918-1920 гг. Причины этого, отчасти, объясняются военной обстановкой Гражданской войны и интервенции.

Однако после установления гражданского законодательства на всей территории губернии применялись все же они. Так ст. 125 УК прямо запрещает препятствовать совершению религиозных обрядов под страхом принудительных работ на срок до шести месяцев [24].

По-прежнему осуществлялись крестные ходы и молебны с хождением по домам верующим на Рождество и Крещение, что не шло в разрез с законодательством РСФСР. Так инструкция НКЮ п. 31 от 1918 г. разрешает религиозные шествия, «совершение каких бы то ни было религиозных обрядов на улицах и площадях допускается лишь с письменного разрешения власти» [25].

Священнослужители, призванные на военную службу направлялись в тыловое ополчение, согласно декрета СНК от 20 июля 1918 г. Данное положение действовало вплоть до 28 сентября 1922 г., когда декретом ВЦИК и одновременно с этим были упразднены тыловые части за отсутствием личного состава [26].

Поскольку знание об управлении Воронежской губернией в данный период принципиально важно для понимания приходской жизни епархии мы предпримем исторический экскурс в историю формирования государственного аппарата в изучаемый период.

После революции октября 1917 г. одной из важнейших направлений работы для Советов становится школа «революция провозгласила решительно и смело полное отделение школы от церкви. Опытная, научная школа отныне является главным условием для светской школы» [27]. Если посмотреть наполнение докладов и количество обсуждений по каждому из поднятых вопросов на областном заседании, то окажется, что вопросы образования одних из самых обсуждаемых.

Административное управление новой Советской республикой строилось по следующей логике: ВЦИК-СНК-губисполком-уисполком (городской и поселковый исполком)-волостной исполком. Конституция РСФСР 1918 г. зафиксировала структуру центральных и местных органов власти, сферу их полномочий.

Рассмотрим теперь чрезвычайные органы власти, так как они в конце 1917-1918 гг. концентрировали наибольшую власть на уровне губерний.

После октябрьской революции и следующей за ней Гражданской войны помимо существующих в обычное время органов государственной власти были созданы и чрезвычайные. В условиях войны внешней и внутренней, часто менялась структура, подчинение и даже названия органов власти. Так на место избранных Советом с перемещением линии фронта могли придти революционные комитеты (далее – ревкомы), а с новым изменением расположения армий вновь приходили избранные Советы и обратно. Можно отметить, что и названия этих организаций были также не стабильны и были подвержены изменениям.

Ревкомы создавались для компенсации временного отсутствия или бездействия нормально-организованной советской системы власти и, как правило, это были территории прифронтовой зоны или недавно освобожденные от неприятеля. «Отличительной чертой в работе как военревкомов, так и ревкомов была чрезвычайная оперативность руководства (боевыми действиями против контрреволюции, по поддержанию революционного порядка и т.п.). Это объяснялось тем, что в силу наделенных чрезвычайных полномочий они действовали по-военному, в порядке приказа. Образование этих органов в годы гражданской войны (ревкомы в это время, в отличие от обычных органов советской власти, часто были органами не избираемыми, а назначаемыми) диктовалось чрезвычайно тяжелыми условиями вооруженной борьбы рабочих и крестьян против интервентов и белогвардейцев» [28].

Прообразом ревкомов был Петроградский военно-революционный комитет создание которого стало сигналом для широкого разворачивания создания аналогичных организаций на территории всей страны начиная с крупных губернских и промышленных центров. После Октябрьского переворота внимание Петроградского военно-революционного комитета переместилось на создание советских революционных органов в городах, уездах, волостях и селах. После создания соответствующих постоянных государственных органов, в том числе и по борьбе с контрреволюцией и саботажем комитет был упразднен.

Вероятно, Воронежский военно-революционный комитет был создан по постановлению об армейских революционных комитетах [29]. Также как и в других губерниях состоял из немногочисленной коллегии: во главе председатель, член исполкома и местный военный комиссариат, секретарь и несколько заседателей. Исполнителями становились комиссары, красная гвардия, милиция или войска, которым поручись задания от имени комитета. Заседания комитета были открытыми, при рассмотрении дела должны быть вызваны обвинитель и защита.

Чрезвычайные органы управления вызвали необходимость и чрезвычайные формы подавления недовольства. Так формировался красный и белый террор. 21 февраля 1918 г. Совнаркомом утвержден декрет «Социалистическое отечество в опасности!» на основании которого ВЧК получила право внесудебной расправы над контрреволюционным элементом. Полученное право карать всех несогласных подписал Ленин, нарком юстиции, внутренних дел и управляющий делами Совнаркома. Череда покушений на вышестоящий руководителей (В. И. Ленина, М. С. Урицкого и др.) привело к постановлению Совнаркома от 5 сентября 1918 г. «О красном терроре». Дзержинский, фактический автор документа, предлагает направить в ВЧК «возможно большее число ответственных партийных товарищей», подлежащих к заговорам, мятежам – расстрелять. Для устрашения населения публиковать имена всех расстрелянных.

С конца 1918 г. практикуется взятие заложников. И хотя VI Всероссийский чрезвычайный съезд Советом постановил соблюдать революционную законность, предусмотрел амнистию тем, кому в течение двух недель со дня ареста не предъявлено обвинение и др. Конференция чекистов, собранная 26 ноября того же года решила оставить за собой право на расстрелы без решения судебных органов, основываясь на решениях местных ЧК.

Приказом ВЧК от 17 декабря 1919 г. «О заложниках и арестах специалистов» было регламентировано, кого считать заложником. В течение всех гражданской войны росло число концентрационных лагерей, тюрем. Президиум ВЦИК РСФСР от 11 апреля 1919 г. (инструкция о лагерях принудительных работ от 12 мая 1919 г.) санкционировал их существование. К 1 ноября 1920 г. в лагерях находилось 16967 заключенных [30].

20 июня ВЦИК принял постановление о том, что «право непосредственной расправы сохраняется за чрезвычайными комиссиями в местностях, объявленных на военном положении …».

В начале 1920 г. ситуация начала меняться. Этому были следующие основания: победа над армиями Деникина на юге и провал политики военного коммунизма.

Судебная власть. Поскольку южная часть Воронежской губернии была фронтом военных действий, то реальная исполнительная и судебные власти в Воронежской губернии сосредотачивалась в руках Комиссариата юстиции. Деятельность органов юстиции компенсировала отсутствие или бездействие народных судов и следственных органов созданием революционных трибуналов [32]. Кроме того в условиях управленческой и юридической анархии многие органы власти (Губисполком, губернская продовольственная управа и др.) обращались в юстицию за разъяснение о том или ином вопросе, которые не находились в его прямом ведении.

Воронежский комиссариат юстиции начал свою деятельность 15 декабря 1917 г. В январе 1918 г. была утверждена инструкция об организации ее деятельности, которая только к марту 1918 г. была доведена до уездов и волостей губернии [33]. Ревкомы в условиях Воронежской губернии появлялись не только в уездных центрах, но и в больших слободах, железнодорожных центрах (Лиски, Бутурлиновка) и некоторых волостных советах. Причем некоторые комитеты рассматривали даже бракоразводные дела (сл. Бутурлиновка).

Немало труда составляло уяснить новым органам судебной власти процессуальный порядок ведения дел. Тот же Бутурлиновский комитет рассматривал дела при широком стечении местных жителей. Здесь же были выступления представителей народа, народное голосование о мере наказания для преступника, если это было уголовное дело. Так что губернский комиссариат юстиции, после затребования аргументации Бутурлиновского трибунала о мотивации его решения, должен был отменить одно из таких решений [34].

Параллельно шла работа по развертыванию сети народных судов, деятельность которых на тот момент не была налажена вследствие недоверия населения, отсутствия грамотных и опытных специалистов (судей), правовой анархии. В пределах Воронежской губернии зачастую фиксировались случаи ареста теми организациями, которые на это не имеют права.

Некоторых руководители уездов были не уверены в завтрашнем дне по причине близости фронта [35]. После избрания или возобновления работы исполкомов ревкомы передавали им свои полномочия и документооборот.

К концу 1918 г. в губернии почти во всех уездах была восстановлена работа народных судов и уголовно-следственных комиссий, действие которых приостанавливалось декретом № 3 «О суде» [36]. Нотариальные отделы организовывались очень медленно и имелись только в немногих уездах.

Обеспечение безопасности нового строя и борьба с контрреволюцией возлагалась на разветвленный аппарат Всероссийский Чрезвычайный Комитет (далее – ВЧК), созданный в декабре 1917 г. В районах и волостях создавались районные и волостные ЧК зачастую интегрированные в местные исполкомы. В январе 1919 г. последние были упразднены с передачей дел и ответственных сотрудников в ведение губчека [37]. ВЧК был наделен правом иметь собственную вооруженную силу, которая размещалась в наиболее ответственных точках страны и губерний. Так органы и сотрудники ВЧК в изучаемый период получили право на проведение репрессий вплоть до расстрела.

На данный момент при анализе соответствующих фондов ГАВО нами не обнаружено ни одного случая расстрела священника Воронежской епархии в период 1917-1918 гг., инициированного следственными или иными органами государственной власти. Это говорит либо о том, что такие высшая мера наказания не применялась, либо о том, что документов об этом не сохранилось. Очевидно предположить уничтожение заинтересованной стороной документов, изобличающей ее, поэтому мы обратимся к церковной печати, издававшейся в Воронеже регулярно. И здесь мы также не находим упоминаний о расстрелах представителями официальными представителями партий или государственных структур.

Также в пользу мягкого отношения к Церкви в Воронеже говорит то, что закрытие домовых храмов в г. Воронеже затянулось до 1921 г. вопреки прямому предписанию декрета от отделении.

В феврале 1922 г. ВЧК была упразднена, в следствии обстоятельств упоминаемых выше, а вместо нее было образовано Государственное политическое управление (далее – ГПУ) при НКВД РСФСР. Новый следственный орган также имел особые полномочия.

Другой структурой обеспечивающей существования строя была милиция. «Рабоче-крестьянская милиция представляла собой вооруженный исполнительный орган местной и центральной советской власти. Она состояла в непосредственном ведении местных Советов и подчинялась общему руководству народного комиссариата внутренних дел» [38].

В 1918 г. на западе губернии (Новохоперск, Калач, Воробьевка, Бутурлиновка и др.), где проходила линия фронта была сложная обстановка и в церковной деятельности. Брались заложники и за них требовался выкуп, при эвакуации наблюдались грабежи храмов [39].

В течение 1918 г. системно проводилась работа по конфискации имущества из церквей и священников епархии.

В 1919 и 1920 гг. взаимоотношения новой советской власти по отношению к представителям Церкви стали жестче. Если в 1917-1918 гг. преследования священнослужителей были редки (исключительны), то к 1919 г. борьба с церковной контрреволюцией усилилась. Причиной этому очевидно можно увидеть в крестьянских восстаниях и перемещении линии фронта. Павловский уездный исполнительный комитет (далее – УИК) 15 апреля 1918 г. принял постановление о контрреволюционной агитации священников в связи с декретом Совнаркома об отделении церкви от государства.

5 мая 1919 г. Усманский УИК принял постановление об аресте священника с. Александровка за контрреволюционную деятельность. 10 января 1920 г. издано постановление Нижнедевицкого УИК о конфискации имущества лиц, бежавших с бандитами.

В сентябре 1919 г. через Новохоперское направление части Красной армии были атакованы соединениями генерала Мамонтова на Тамбовском, Елецком и Воронежских направлениях. 6 сентября колонна казаков заняла Воронеж. Благодаря слаженным действиям белые смогли удержаться в городе до …, тогда как командование красными войсками действовали разрозненно и несмотря на активную политическую поддержку не могли вернуть Воронеж.

Недолгое время областной центр находился в руках казаков. Уже в октябре 1919 г. объединенные соединения красных отрядов отбросили из Воронежа на юг армию белых, которые больше уже не возвращались.

Ввиду снятия опасности не только для Воронежа, но и для всей губернии 26 января 1920 г. снято военное положение во всех уездах [40]. Это событие является достаточно важным тем, что в этот день была возвращена законность и действие законов и декретов советской власти.

Вероятно, созданный I-м съездом компартии Украины ревком частично захватывал в орбиту своего влияния южные территории Воронежской губернии, когда было не вполне понятно то, кто стоял во главе губернии. Как мы знаем, на протяжении нескольких лет шло обсуждение вопроса передачи части территории Воронежской губернии Украинской республике. В фонде Губисполкома отложилась протоколы общих собраний сельских и волостных сходов с протестами против присоединения губернии к Украине [41]. Разработка этого вопроса может стать темой отдельного исследования.

Красный террор. Положения красного террора отразилось в постановлении СНК ст. 70 «обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью <…> необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях, что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовывать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним той меры» [42].

1919 г. был урожайным, что помогло крестьянам выжить в то время, когда зерно забирали все приходящие и проходящие власти. «Начиная с лета 1920 года всю зиму и весь 1921 год не было ни капли дождя. Земля превратилась в золу, в пыль» [43]. «Зима 1921/22 года была тяжелая, безрадостная. Не только на еду, но и семян не было <…> На каждую семью распределяли по мешку или два мешка ячменя и по пуду проса <…> Природа весной 1922 года улыбнулся крестьянам … С большим трудом крестьяне все же убрали хлеб, помогая друг другу» [44].

 

 

[1] Цыпин В., прот. Русская Православная Церковь в Синодальную эпоху. 1700-1917 гг. // Православная энциклопедия Т. РПЦ. М.: ЦНЦ Православная энциклопедия, 2000. С. 132.

[2] «Проследовано 999 верст по грунтовой дороге и 340 по железной. Всего 1830 верст, посещено шесть монастырей: Казанский, Лысогорский, Варваринский – женские, Донецкий, Задонский и Белогорский – мужские. Совершено 17 архиерейских служения в мужских монастырях: г. Задонска: Богородицком и Тихоновском и в соборах: Нижнедевицком и Новохоперском» // РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 2751. Л. 5.

[3] Там же. Л. 8 об.

[4] Тимофеев Иаков, свящ. К вопросу об электротеатрах // Воронежские епархиальные ведомости. 1912. № 40. С. 1120-1127.

[5] Иконников С. А. О религиозном и духовно-нравственном состоянии населения Воронежской губернии в конце XIX – начале XX века // Вестник ВГУ. Серия: история, политология, социология. 2014. № 1. С. 39-40.

[6] Путеводитель по архивным материалам … С. 7-11.

[7] «По имеющимся в епархиальном исполнительном комитете сведениям, в некоторых местах епархии неспокойно: недоразумения между духовенством и мирянами продолжаются, разделением существует и между членами клира на почве дележа братских доходов» // ВВЦЕ. 1917. № 1. С. 3.

«Когда в Воронеже впервые было получено известие об убийстве в с. Терновом священника Петрова, сразу же вспоминались жуткие апрельские дни, когда ежедневно телеграфом приносились сообщения о самосудах, чинимых народом над духовенством. Присутствовавшие на первом епархиальном съезде хорошо помнят, как волновались, терявшие из под своих ном почву духовенство. «Было страшно жить», – эти три слова читались на глазах чуть ли не каждого сельского священника // Дни шли за днями и с каждым днем в город вливалось капля по капле, человек по человеку – изгнанное духовенство. Приезжали в город люди, бросившие свое село для того, чтобы в их отсутствии хоть мало-мальски разрядилась сгустившаяся атмосфера. И вместе и этим, были созданы условия, при которых чувствовалось, что нет преступления, нет вины не за изгнанным священником, ни за изгнавшим его народом» // ВВЦЕ. 1917. № 4. С. 1-2.

[8] Московская, Тульская, Калужская, Владимирская, Нижегородская, Рязанская, Тамбовская, Орловская, Воронежская, Курская и др. См.: Нелидов А. А. Указ. соч. С. 231.

[9] Путеводитель по архивным материалам … С. 11, 120.

[10] Сапелкин Н. С. «Сеющий скудно, скудно и пожнет». Воронежская епархия в 1917 г. // Из истории Воронежского края. Воронеж. 2014. Вып. 21. С. 199-200.

[11] Филипцева С. В. Общественно-политическая ситуация в Воронежской губернии в феврале-декабре 1917 года // Из истории Воронежского края. Воронеж. Вып. 16. С. 164-165.

[12] Нелидов А. А. Указ. соч. С. 284-286.

[13] Нелидов А. А. Указ. соч. С. 251.

[14] Как было в Воронежской губернии?

[15] Съезды Советов в документах 1917-1936. Т. 1. С. 94-96.

[16] Труды четвертого губернского съезда Советов … С. 95.

[17] Название закона // СУ. 1920. № 11. Ст. 68.

[18] Устав Воронежского певческого общества. Б.м., 1917. С. 1-2.

[19] Путеводитель по архивным материалам … С. 112.

[20] Декрет СНК «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» // СУ. 01.1918. Ст. 263. URL: http://istmat.info/node/28408 (дата обращения 09.07.2015).

[21] «Приспело время подвига …»: Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. о начале гонений на Церковь / сост., автор статьи Н. А. Кривошеева. М.: ПСТГУ, 2012. С. 158.

[22] О порядке проведения в жизнь декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» (Инструкция) // СУ. 24.08.1918. Ст. 685.

[23] О порядке проведения в жизнь декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» (Инструкция) // СУ. 24.08.1918. Ст. 685.

[24] См.: Гидулянов П. В. Отделение Церкви от государства в СССР. Полный сборник к декрету РСФСР и СССР, инструкций, циркуляров и т.д. с разъяснениями V отд. НКЮста РСФСР / Под ред. П. А.Красикова. М.: Юридическое изд-во НКЮ РСФСР, 1924. С. 8

[25] Цит. по: Гидулянов П. В. Отделение Церкви … С. 12.

[26] Там же. С. 22.

[27] Труды четвертого губернского съезда Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Воронежской губернии (28-31 августа 1918 г.). Воронеж: Воронежская губернская типография, 1918. С. 87.

[28] Нелидов А. А. История государственных учреждений СССР 1917-1936 гг. (учебное пособие) / Под ред. А. А. Чернова. М.: Московский государственный историко-архивный институт, 1962. С. 227.

[29] Декрет II Всероссийского Съезда Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов. Об армейских революционных комитетах // СУ. 1917. 26.10.1917. Ст. 6. URL: http://istmat.info/node/27657 (дата обращения 09.07.2015).

[30] См.: Литвин А. Л. Красный и белый терроры. 1918-1922 гг. М.: Эксмо, Яуза, 2004. С. 99.

[31] Ссылка.

[32] Труды четвертого губернского съезда Советов … С. 94.

[33] Вследствие разрухи в области транспортного сообщения, документы, отправленные, к примеру, из Нижнедевицка, находящегося не очень далеко от Воронежа, были в пути около одного месяца.

[34] Труды четвертого губернского съезда Советов … С. 96.

[35] Там же. С. 98.

[36] Декрет о суде // СУ. 24.11.1917. С. 50. URL: http://istmat.info/node/27996 (дата обращения 09.07.2015).

[37] Нелидов А. А. Указ. соч. С. 371-373.

[38] Там же. С. 380.

[39] Путеводитель по архивным материалам … С. 44-45.

[40] Путеводитель по архивным материалам … С. 107.

[41] ГАВО. Ф. Р-10. Оп. 1. Д. 40. Л. 1-157об.; Д. 42. Л. 3-43 и др.

[42] Постановление СНК. О красном терроре // СУ. http://istmat.info/node/31100 (дата обращения 09.07.2015).

[43] Российская и советская деревня первой половины XX века глазами крестьян. Взгляд из эмиграции. / сост., предисловие, комментарии Н. Ф. Гриценко. М.: Русский путь, 2009. С. 207.

[44] Российская и советская деревня первой половины XX века глазами крестьян. Взгляд из эмиграции. / сост., предисловие, комментарии Н. Ф. Гриценко. М.: Русский путь, 2009. С. 208.

2 комментария к Воронежская епархия в первые годы советской власти.

  1. Елена:

    Уважаемый Павел Андреевич.
    Мой прадед Жданов Исаакий Дмитриевич упоминается у вас в списках как диакон Сретенской церкви Борисоглебска.
    Подробностей его жизни почти не знаем,только что супругу звали Мариной и было у них пять дочерей ( одна из них Валентина-моя бабушка)и два сына.Есть ли возможность получить больше информации, какой бы печальной она не была, времена тяжелые..
    Не знаю дат рождения и смерти, адреса их проживания.
    Есть ли у Вас возможность помочь мне или посоветовать , куда обратиться.
    Спасибо за Ваш труд, за сохранение в памяти ушедших судеб.
    Елена
    Московская область

    • pablo100:

      Добрый день.
      Информация о вашем предке взята из Тамбовского архива. Ф. 181. Оп. 1. Д. 2882. Здесь надо найти его среди многих других имен. В 1922 г. он состоял в обновленческом расколе. На данный момент другой информации у меня нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *